gem-in-i (gem_in_i) wrote,
gem-in-i
gem_in_i

Яма

К 9-му мая в ЖеЖешечке традиционно поднимается муть. Потом она осядет, утрясется в подполье. Я не буду повторять это шипения, но один выплеск навел меня на мысль написать пост Девятом мая моего детства.

Утром мы поздравляли деда. Вплоть до середины девяностых, когда они с бабушкой уехали в Израиль, мы жили вместе. Потом смотрели парад. Ближе к вечеру был праздничный стол. А между ними обязательно шли к памятнику в Минской Яме. Мы жили всего в пяти минутах пешком. Другие ехали туда с разных концов города.

Минская Яма — место уничтожения Минского гетто. Кто знаком с Минском, представьте район Юбилейной площади и Остовского — Минское гетто было там. Евреев убивали с 41-го до 43-го, когда убивать стало уже некого. Самый крупный расстрел был в марте 42-го, людей гнали в овраг на краю гетто и там расстреливали. Я помню, как в начале девяностых, когда уже были митинги на месте расстрела, выступала женщина, которой ребенком удалось сбежать. Она говорила, что колонну вели, плотно окружив охранниками с овчарками. Да, люди знали, куда их ведут, но куда деваться и как? Немногим удалось.

С одного краю ямы был небольшой луг, а дальше - дорога, улица, потом здания и проспект Машерова за ними. С другой частные застройки. В начале восьмидесятых их снесли и у самого края Ямы, метрах в десяти, поставили высотный дом. Мы очень боялись, что теперь на месте Ямы, этого небольшого оврага с маленьким обелиском, устроят свалку. Мы слишком плохо думали о людях — с Ямой ничего не произошло.

Еще до моего рождения с начала семидесятых каждое Девятое мая у Ямы собирались минские евреи, приносили цветы, стояли у памятника. С раннего детства я помню, как мы спускались вниз по улице Мельникайте, и навстречу, и по пути шли толпы людей, целые семьи. Помню, что по дороге постоянно здоровались, встречали кучи знакомых.

К середине дня памятник утопал в цветах.

Это не было официозом, никто это не организовывал. Никто. Сами шли. Уже в конце девяностых какие-то организации стали ставить микрофоны и приглашать выступающих. Ни одна бюрократическая морда, к счастью, туда не сунулась. Зато выступали Василь Быков и Алесь Адамович. Выступала та женщина, спасшаяся из гетто. От жителей того самого дома выступил один из жильцов, сказав, что они уважают это место. Выступал, конечно, мой дед. Но это потом, а два десятка лет до того просто приходили евреи города Минска и приносили цветы.

Вот такой я помню Минскую Яму. Сейчас там, говорят, многое изменилось.


Фотография отсюда: http://minsk-old-new.com/minsk-2881.htm
______________________________________

Добавка: в статье по линку сказано, что в застойные годы власти подгоняли громкоговорители и заглушали всех бравурной музыкой. Я очень слабо помню какой-то музыкальный фон. Спросила у родителей. Сказали, что таки да, стихийные выступления были задолго до девяностых, без микрофонов, без колонок. И это пытались глушить. Ну не сволочи?

Единственное, в чем я не согласна с рассказом по линку — что поэтому старики перестали приходить, и осталась молодежная тусовка. Нет, еще в начале девяностых, когда стало "можно", было полно стариков, ветеранов и поколения их детей (наших родителей, то есть). Но общее количество приходящих стало меньше, а потом еще меньше, а потом еще: эмиграция из Минска была очень массовой. Ну и, конечно, старшее поколение стало уходить за другую границу.
Subscribe

  • Босса-нова

    В хорошее время живем. Вспомнилась музыка — нашел и слушай. Это, правда, другое исполнение, не оригинальное. Интересно, кто-нибудь вспомнит…

  • Если вы еще не слышали коалу

  • ***

    Я понимаю, что от дохристианской Руси и окрестностей осталось исчезающе мало источников, но если вдруг у кого-то есть что-то на тему дохристианских…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments