gem-in-i (gem_in_i) wrote,
gem-in-i
gem_in_i

Categories:

Про еще одну методику воспитания

Наверно, наступающий ДР (поздравлять рано, две недели еще) навевает воспоминания. И подумалось мне, что знаменитое назидание "построить дом" потеряло важнейшую часть: как, с кем и для чего.

Когда нам дали дачу, мне было тринадцать лет. Плоскогубцами и молотком я владела уже вполне сносно, получив первый опыт лет в девять созданием угломера из пары дощечек и транспортира. Угломер непременно был нужен для определения вертикального угла между звездой и горизонтом. Астрономией я увлекалась вплоть до последних классов, когда родители сказали, что фиг мне, а не МГУ с общагами, и выбор у меня есть из десяти минских ВУЗов.

В первое лето мы с папой поставили времянку. Времянка была совершенно замечательная по замечательной папиной идее. И размер у нее был замечательный: четыре на шесть (метров, разумеется). Папа не мелочился.

Сначала бригада в составе папы и его друзей поставила каркас из толстых балок, а я бегала вокруг на подхвате — в прямом смысле слова, балки поддерживала. В процессе у бригады случился конфуз. Первые четыре балки лежали на земле, между ними померили рулеткой диагонали и удивились: диагонали получились разными. Задумались: "Так не бывает, чтоб противоположные стороны равные, а диагонали нет". "Бывает", — встряла я и рассказала про паралеллепипед, который еще не прямоугольник. "Ага", — сказала бригада и пошла выправлять прямые углы. Школьная геометрия оказалась вполне практической наукой.

Стены набивали мы вдвоем. Стены — та самая замечательная идея. К нам потом со всех дач приходили на экскурсии. Папа купил горбыль по рубль с чем-то за кубометр. Горбыль — это верхний срез бревна, с одной стороны — древесина, с другой - кора. Толщина древесины в верхней точке была сантиметра три где-то. То есть, штука в строительстве, вроде бы, бесполезная, продавалась на растопку. Мы с папой делали из него стены.

Берется горбыль, обрезается по расстоянию между вертикальными балками и прибивается между ними горизонтально, концами за балки по одному гвоздю. Следующий прибивается внахлест. Стенка строится снизу вверх, чтоб нахлест получился щелью вниз. Горбыль был смешаный из разных пород, от березы до сосны со всеми вариантами, и домик получился пестро-живописный. Изнутри на те же балки прибили листы ДСП. На крыше папа раскатал рубероид. Жить во времянке предстояло долго. Как основной дом мы строили зАмок.

Я серьезно - зАмок. Из кирпича, с тремя башнями по фронту, со здоровенными потолками и высокими, в рост, окнами с полукруглым верхом. В цокольном этаже окна были совсем круглые, а в башнях — в виде бойниц. От входа вела широкая лестница со столбиками, между столбиками висели цепи, уходившие в пасти львиных голов. Внутри, кроме печки, был камин. Сейчас этим никого не удивишь, но это были восьмидесятые, и представьте себе реакцию заводчан (участки были от какого-то минского завода), на глазах которых школьный учитель строит ТАКОЕ.

Когда появились стены с башнями и окнами, начался второй раунд экскурсий. Или даже раньше, еще до стен, когда мы построили туалет в виде одиноко стоящей башенки: крыша конусом, узкие бойницы и фигурный рубероид на крыше, вырезаный по форме черепицы.

Мы несколько раз засекли соседей в роли экскурсоводов. По-моему, они были горды нашей улочкой. Один сосед, пожилой и крепкий, поцокав языком на наши планы, отделал свой дом ажурными наличниками и карнизами под крышей. Кажется, даже конек фигурный прибил. Получился терем, как в иллюстрациях к русским сказкам. Верхнее окошко под крышей он тоже сделал полукруглым, но не так, как мы, обычными кирпичами, заполняя пустоты раствором (мы все равно потом штукатурили), а долго обтесывал каждый кирпич, чтобы узкие концы образовали выемку.

Папа посмотрел на его руки тогда и удивился необычной для рабочего тонкости пальцев, точности и аккуратности мелких движений. Оказалось, ребенком его угнали в Германию, поставили там в строительную бригаду и поручали вот такие отделочные работы. А на заводе он был модельщиком — вытачивал модели форм для отливки.

В первое лето водопровода не было. Папа пересказывал скандал на собрании дачников, где прижимистое большинство решило отложить прокладку трубы до следующего года, несмотря на протесты дальновидного меньшинства. Воду возили бочкой от колонки в километре, сняв в машине переднее сиденье. На столб повесили умывальник. Обычный деревенский умывальник с носиком-клапаном внизу, из-под которого, если его поднять, текла вода. Под ноги. На умывальнике лежало мыло, и оно соскальзывало с покатой крышки вниз, в лужицу. Я достала из инструментария пилу и молоток, наведалась к обрезкам досок, соорудила полочку с боками и верхом, и прибила ее на тот же столб. Наутро полочка оказалась внизу, под ногами. Я была возмущена. "Паааааааапа!!!" - "Ну что? в луже стоять неудобно, а она как раз". Я чертыхнулась, отмыла полочку, водрузила ее на место и сходила к обрезкам еще раз. Подставку под ноги я сделала в два раза больше полочки и с поперечными перекладинами, как положено.

Если к концу первого лета я пользовалась всеми строительными приборами среднего дачника, то к концу второго я в совершенстве овладела искусством загребать бетон в опалубку, мешать раствор, подавать кирпичи и инструменты, вымерять уровнем уровень, отвешивать отвесом, бегать по строительным лесам и спасать посадки из-под досок. Да, сельское хозяйство у нас тоже было, оно ютилось на оставшемся от стройки пространстве. А стройка у нас была большая.

Мама отвоевала место для парника и нескольких грядок. Скорее, для удовольствия, чем для результата. Мы не стали повторять подвиг нашего соседа, у которого весь, совсем весь, абсолютно весь участок вне дома был распахан под огород, но помидоры, огурцы, зеленая мелочь и клубника — были. И еще были цветы. Помню, как вдоль времянки росли роскошные тигровые лилии. А на месте маргариток я однажды обнаружила кучу досок — завезли накануне, а мама отлучилась в город. И в перерывах между замесами я взбивала подушку из земли в безопасном месте, подпирала доски, выкапывала и пересаживала заморенные цветы. Маргаритки оказались живучими и разрослись в двух местах, когда доски уже пустили в дело.

Последним, в чем я участвовала на даче, была клейка обоев на первом этаже. Обои — не те современные, которые только окунуть в воду. Эти нужно было обмазать правильным клейстером, и чтоб не меньше (не приклеятся) и не больше (вылезет из щелей и все испачкает), а потом гонять пузырики широкой щеткой.

Через год я уехала. Мне было двадцать два.

Так вот... Назидание "построить дом" потеряло свою важную часть: как — своими руками, с кем — с детьми, и для чего. Я пока еще не знаю, как в американских условиях провести этот воспитательный процесс, но я непременно придумаю. Есть варианты.
Subscribe

  • Мы проигрываем в этой войне

    На днях в прихожей пропал свет. Позвали электрика. Посмотрел: бурундуки прогрызли проводку.

  • Суббота

    Гуляли в парке за углом. Там сейчас вот Собрала малину во дворе. Уже второй раз. Завтра снова пойду. И послезавтра. Там гроздья зреют…

  • ***

    Слава Сэ — ковид. Горький Лук — почечная недостаточность. Оба в один день. Я их читала регулярно. Вот как это? Как же так?

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments