January 26th, 2012

Gem-in-I

Утром

Девушка Вероника проснулась раньше Гимливого будильника, и в моменту "пора" лежала между нами и хихикала. Гимли мрачно пошел вниз к чаю и утренней дозе интернета, я вручила ему с собой девушку и легла досыпать.

Проснулась я от того, что кто-то водит усами по лицу. Усы не мои, лицо мое. Рыжий нашел пятое измерение, просочился в спальню и уселся на подушку меня будить. Смахнула Рыжего в ноги и легла досыпать.

Проснулась я от того, что кто-то водит усами по лицу. Рыжий обнюхивал меня, сидя на подушке, в надежде на общение. Смахнула Рыжего в ноги, легла досыпать, убравшись с подушки (нехорошее место) в позицию "поперек кровати". Засыпая, почувствовала, как Рыжий выкладывается вдоль ног.

Проснулась я от того, что кто-то водит усами по лицу. Открыла один глаз. Рыжая морда торчала из детской кроватки-кослипера, приставленной к нашей кровати. Увидев выражение моего лица, Рыжий изящным прыжком переместился на другой конец кровати. Мы сделали с ним два круга по спальне. По-моему, в вертикальном измерении, не помню. Была зла. Это животное засело под кроватью, а я пошла досыпать.

Нет, я не проснулась. Я не успела уснуть. Рыжий под кроватью устроил митинг в оправдание жертв котических репрессий. "Сволочь", - сказала я в поисках чего-нибудь длинного и тяжелого. Рыжий высунулся из-под кровати, чтобы посмотреть мне в глаза, был ухвачен за шкирку и выкинут за порог. Я еще успела увидеть этот полный укоризны взгляд перед тем, как захлопнуть дверь и пойти досыпать.

Проснулась я через пять минут от того, что Гимли принес девицу, требующую третий завтрак.